Удивительная и немного печальная история перевоза через Енисей у Красноярска Избранное

Оцените материал
(3 голосов)


История перевоза через реку Енисей в Красноярске следующая. Первоначальный способ перевоза был на карбазах, причем задействовалось большое количество рабочих людей, лошадей и масса карбазов, так как один карбаз проходил в рейс пять и более верст и мог сделать в один сутки не более четырех или пяти рейсов.


Что же представлял из себя городской перевоз в те далекие годы?


Как явствует из документов — это были 3 карбаза со снастью и 2 «малые лотки», да лошади для затягивания вверх по течению "кар-базов". Обслуживала их команда, состоящая из 22 человек, которые набирались арендатором перевоза. Городской перевоз ежегодно с торгов сдавался в аренду на год под определенную сумму. Торги шли не один день с соблюдением определенного ритуала. Претенденту необходимо было подать заявление (прошение) в Городскую думу. Затем назначался день торгов. В те годы разные владельцы были у перевоза, но порядок, установленный на городском перевозе был незыблем.


Арендатор нанимал себе работников, и все они вместе подписывали «кондицию» (договор) с Городской думой, где были оговорены все условия работы и условия оплаты.


В договоре предписывалось: «паромы и лотки водить только днем, грубость не чинить, не отлучаться ни под каким видом, и находиться в казармах на обеих берегах реки, притом не пьянствовать, не воровать и с ворами знакомств не иметь, между собой ссор не чинить и у перевозного смотрителя быть навсегда в послушании. В случае за малейшее в чем-либо против сего договора неисполнение и за нарушение подвергаем себя ответственности перед начальством и законному с нами поступлению. Находиться до самого покрытия реки льдом, а когда остановится — исправить через Енисей дорогу для почты, эстафет, казенных команд со всей притом осторожностью...».


Плашкаут_на_Енисее_Красноярск.jpgЭтим перевозом и около него (в полном смысле этого слова) жил наш город, число жителей которого было примерно 30 тысяч, промышленности никакой, заводов и фабрик тоже, только хлебопашество да промыслы. И можно вообразить, что представлял для города остановившийся перед переправой обоз телег в 50—60 с товаром и сопровождающими!


Коней обиходить, упряжь починить, телеги привести в порядок, сопровождающих накормить, напоить, уложить спать. А если еще удастся — товару оптом купить с обозу, а им — своего продать! Вот и работа, и заработок — и кузнецам, и шорникам, и трактирщикам и содержателям постоялых дворов, и доход в казну города, поскольку платили за проход по городским дорогам с каждого воза «плату определенную».


Стабильной из года в год была плата за перевоз. За каждый день арендатор писал отчет в «шнуровую книгу». А за всем порядком на перевозе следил назначенный Городской Думой смотритель: с него и был спрос за работу перевоза.


Стоимость перевоза (такса):
пеший — 5 копеек;
верховой — 10 коп.;
телега С конем — 25 коп.;
воз с поклажею (и вином) — 1—1,5 руб., — в зависимости от времени года;
экипаж — 50 коп.


На таком перевозе провозились бесплатно арестанты и декабристы (с жен плата взималась), почта и государственные люди.
Сложной и тяжелой была работа на перевозе, без права отлучиться в течение всего года. Жили перевозчики здесь же, на берегу, в бараках. Получали по тем временам довольно — 55—65 рублей в месяц.


До 1851 года перевоз был только в Красноярске. Но во время проезда высочайшего лица, торопившегося на Восток, Енисей оказался закрыт тонким льдом, что было делом естественным для Енисея и для перевозчиков. Но Высочайшее Лицо ждать не могло, и по причине этого Енисей был обследован вверх и вниз по течению для отыскания «открытой воды». И вблизи Красноярска, в 18 верстах от действующей переправы, возле деревни Березовка чистая вода была найдена, Высочайшее Лицо переправлено, а переправу Высочайшим Лицом велено перенести со старого места к Березовке, т. к. Высочайшему Лицу лучше знать, где переправе быть. И хотя до этого дня все клади и люди переправлялись в Красноярске, для чего имелся ряд удобств географического и коммерческого характера, теперь даже Городская дума своими ходатайствами (не говоря уже о купцах и других заинтересованных лицах) не могла вернуть переправу, а с ней и почтовый тракт на старое место.

Выгодность устройства переправы в данном месте была очевидна: Енисей шел здесь одним руслом и был не более двух верст. Высочайшее Лицо вряд ли предвидело все печальные последствия от перенесения перевоза и почтового тракта в Березовку, а последствия эти тотчас же заявили о себе: городские жители лишились заработка от перевоза, извозного промысла, доходов от постоя, заработка от перекладки товаров. Все вместе взятое прекратило приток денег в Красноярск, отозвалось на торговле и сократило поступление в городскую казну.


Те части города, где по преимуществу останавливались обозы и проезжающие, как, например, ул. Береговая, сплошь занятая постоялыми дворами, обратились в пустырь. Тракт на Березовку удлинил путь между станцией Ботойской и Красноярском «противу существующего в городе на семь верст».


Таким образом, купеческие транспорты с товаром с 1851 года больше не направлялись через Красноярск, и город, лишенный торгового движения «с каждым годом падал в своей коммерческой деятельности:». Так что в настоящее время Красноярская промышленность состояла из одного лишь хлебопашества.


Красноярские мещане, ощущая тяжелую потерю в коммерции, в 1863 году обратились с ходатайством к Правительству о переводе перевоза из села Березовского обратно в город Красноярск, с обещанием устройства новой переправы по последнему слову техники — на САМОЛЕТАХ!


Плашкоут_на_Енисее.jpgХодатайство это в 1867 году было правительством удовлетворено.
В 1864 году Главным управлением Восточной Сибири и Главным управлением Енисейской губернии в 1868 году предписывалось Красноярскому городскому обществу устроить на средства города перевоз на самолетах. Городская дума в 1870 году поручила архитектору Судовскому составить смету для устройства перевоза. Смета была составлена и представлена в Главное управление, но прежде утверждена Главным управлением Восточной Сибири от 19.01.1871 № 87. Было дано согласие на постройку самолета, перевод почтового тракта, но Березовский перевоз не упраздняли до июля 1878 года. «На долю городского перевоза оставалось перевозить арестантские партии, воинские команды и вообще едущих по казенной части и не платящих за переправу». Такое положение вещей дало возможность Березовскому перевозу стать коммерческим предприятием. Повинность перевозить бесплатно легла на город, а выгоды от перевоза получал по контракту наниматель.


Городской перевоз с 1872 по 1876 годы находился в арендном содержании у чиновника Лоссовского, «как специалиста строительного искусства». Но, тем не менее, надежды города не оправдались, и Лоссовский «дал содержанием перевоза убытки городу до семи тысяч рублей, и массу нареканий на неисправность переправы». Но винить во всем одного Лоссовского городское общество и не собиралось, потому что, во-первых: дело это было новое, во-вторых, главным образом потому, что местом для переправы Городской думой был указан Шилинский взвоз, где мелководные протоки между Телячьим и Конным островами почти на 400 сажень были непреодолимым препятствием для быстрого движения самолета. Это место для переправы было выбрано как бывший путь движения карбазов.


Когда Городская дума убедилась в неудобстве данного выбора, самолет был передвинут выше и поставлен против Покровского переулка и Конного острова, на котором в верхней его части был поставлен другой самолет для переправы через проток. Но такое положение удлиняло тракт и заняло на протяжении 1,5 версты лучшие сенокосные угодья. Во избежание удлинения пути и для сохранения покосных мест Городской думой был выбран прямой путь через Конный остров... А так как путь должен был здесь пролегать еще через две малые протоки на островах, то кроме самолета через большую протоку пришлось устроить на малых островных протоках два моста. Устройство этих мостов стоило городу пять тысяч рублей. В таком виде переправа действовала в течение 20 лет.


Жалоб на перевоз не было. Все заботы и затраты города на устройство перевоза и его исправную работу осуществлялись благодаря одной, но очень важной цели: вернуть в город пресеченное движение через него. Но движение людей и кладей по-прежнему остается в Березовке и осталось там окончательно, когда а Березовке был установлен для перевоза такой же самолет. Его установка оказалась более выгодной, благодаря ряду преимуществ, а именно: Енисей течет здесь одним руслом, течение его более быстрое.

При таком печальном положении вещей Городская дума предпринимает еще один серьезный шаг для поднятия коммерции в городе. Дума предлагает привлечь движение грузов и людей в Красноярск от станции Малый Кемчуг, сокращая имеющийся путь на 12 верст. Путь этот, по инициативе губернатора, был нанесен на план. На изыскание и устройство этого пути городом било затрачено около тысячи рублей.

Город имел в виду, то, что сокращение одной почтовой станции с почтовым ведомством, сбережение казенных прогонов, сокращение расстояния после спрямления дороги, а также учитывая «наличие снега зимой» вызовет удовлетворение ходатайства города об открытии движения через Красноярск далее на Восток. Тем более, что движение грузов по этому кратчайшему до красноярского самолета пути обещало большие удобства особенно зимой: по снегу, а далее по хорошей грунтовой дороге.


01_Вид_на_Красноярск_с_Енисея.jpgЭта дорога была явно более безопасна, так как на всем протяжении запроектированного пути нет ни одной горы, «за которой могли бы храниться грабители», а только одни увалы. Но, к несчастью города, администрацией этот проект остался неутвержденным, а ходатайство — неудовлетворенным, хотя выгоды это предприятие сулило немалые: до 15 тысяч рублей дохода ежегодно.


Печальны и результаты действия таксы, введенной за перевоз в 1853 году. По этой таксе река Енисей сравнивалась с реками Каном и Чулымом, которые, в самом деле, по ширине равны одной двадцатой части Енисея. Это несоответствие не замедлило сказаться на доходности перевоза: постоянные недоборы, убытки от содержания (ведь основной перевоз в Березовке, а здесь лишь малые крохи!), и Губернские управление, преследуя благие цели и располагая сравнительно небольшими средствами, решает упразднить самолет через третью и последнюю переправу к правому берегу, и построить вместо самолета мост, что весьма увеличит быстроту перевоза и упростит содержание его. Но и здесь Енисейскую переправу преследует злой рок: построенный мост исправно работал летом, а на зиму его предусмотрительно убирали на хранение в сарае, устроенном на Конном острове.


В 1873 году, осенью, мост, как обычно, бил разобран и убран на хранение. Но, к несчастью, весной 1879 года случилось наводнение, и вода в Енисее при вскрытии поднялась до небывалой высоты, затопила весь остров, причем напором льда сарай, где хранился мост, был почти мгновенно разрушен, и все принадлежности моста унесены водою.


Устройство нового моста из-за недостатка городских средств стало невозможным. И еще одна неприятность стала постепенно надвигаться на Енисейскую переправу: в протоке, в изголовий все более и более закладывается наносным песком и гравием дно Енисея, что при малой воде (летом) делает переправу очень медленной— час и более, тогда как при хорошей воде время переправы — пять минут, не более. Поэтому, Городская дума обратилась к правительству о необходимости субсидии городу на постройку моста 2500 рублей.

Свою просьбу Городская дума мотивировала:
1. Недостаточностью существующего на протоке самолета, в связи с чем происходит задержка при поступлении большого количества грузов и проезжающих при переправе.
2. Предлагается усилить движение через протоку бесплатного персонала железной дороги.
3. Ускорится движение массы рабочих строящейся железной дороги и железнодорожного моста и строительных материалов
4. Необходимостью ускорения доставки жизненных продуктов, потребность которых должна возрасти в виду появления массы железнодорожных рабочих.
5. С начала постройки железной дороги зада перевоза изменятся — он по преимуществу будет служить интересам правительства.


Правительство удовлетворило просьбу города, согласовав расходы с управляющим строящегося Средне-Сибирского участка железной дороги инженером Межениным, с условием построить мост в этом же году, что было отражено в письме городскому голове от 30 мая 1894 года.
Решением № 288 от 31 мая 1894 года Городская управа поручает члену управы Синявину Ф. И. начать немедленно постройку моста. Что и было с усердием исполнено. И, спустя некоторое время, проезжающие через Красноярск преодолевали Енисей через главное русло — на самолете, Большой конный остров — по мостам, а малую протоку — при большой воде — на самолете, при малой — по наплавному мосту, испытывая определенные удобства. В таком виде переправа существовала более 20 лет.


Бурное развитие жизни потребовало создания более совершенных средств переправы, не зависящих от времени года, погоды, с большей пропускной способностью.


КРАТКИЙ СЛОВАРЬ


Карбаз — лодка, длиною 6,5 сажени и шириной 2,5 сажени с рулем и мачтой, полом, перилами, железной оковкой и веслами. Движение осуществилось посредством мускульной силы гребцов. По указанию Генерал-губернатора для перевоза «значительных лиц» необходимо было построить карбаз «с приличным украшением, особоустроенный».


Валентин Иванов журнал Енисей» 1991 год 5 номер.

 

Другие материалы в этой категории: История авиации в Красноярске »

Kraskompas.ru – информационный и иллюстративный портал о Красноярске. Достопримечательности, места отдыха, культура, история, личности, описание и история улиц и районов города, фото- и видеоматериалы о прошлом и современном Красноярске. Описание окрестностей города.

© 2014-2017 г., КрасКомпас.РФ

Яндекс.Метрика