ДУБЕНСКИЙ Андрей Ануфриевич

Оцените материал
(6 голосов)

 

 

Андрей Ануфриевич Дубенский происходил из старинных бояр Владимирского уезда из младшей ветви рода Хрипуновых-Аничковых-Ряполовских. Его предок был новгородский дворянин Юрий Репех, который был выслан Иваном III в 1478 году вместе с оппозиционной партией новгородских бояр и ее лидером Марфой Борецкой  в цен­тральные уезды страны. Дети и внуки Репеха получили вотчину во Владимирском уезде, в бассейне реки Дубна. И сменили скомпроме­тированную в глазах московских государей фамилию на "Дубенскую" по месту владений.

Любопытно, что в ходе политической борь­бы за власть между Шуйским и Годуновым троюродный прадед Андрея Ануфриевича уехал в конце XVI века в Литву, где его сын женился на поль­ской девушке из рода Войно-Ясенецких. То есть можно предположить, что из этого корня, где переплелись Дубенской и Войно-Ясенецкие, позднее появился и знаменитый богослов и хирург, известный под именем святого Луки.

 

Андрей Дубенский был вторым и последним сыном в семье. Он рано осиротел, судя по тому, что треть его прадедовской вотчины в селе Заболотье им унаследована не от отца, а от бездетного старшего брата Ивана. Нет точных сведений об этом периоде его  жизни. Не исключено, что он вырос у московских родственников Дубенских или Хрипуновых, которые издавна играли видную роль в Казанском приказе, ведавшем до 1637 года Сибирью. Возможно, Андрей служил в этом приказе.

 

Правомерной является и другая гипотеза: он остался с братом Иваном, которого, судя по частично сохранившейся писцовой книге 1624-1625 годов, «испоместили» до 1618 года именно в Курмышском уезде, где после Смуты начала XVII века на свободных приграничных землях поселяли многих дворян из разоренных центральных и западных уездов.

 

В 1622 году дальний родственник Андрея Дубенского Яков Хрипунов был отправлен из Москвы в Енисейск на должность воеводы. Будущего основателя Красноярского острога он взял с собой. 

 

На следующий год по поручению енисейского воеводы Андрей Ануфриевич с небольшим отрядом отправился вверх по Енисею выбирать место для закладки будущего острога, который смог бы обеспечить безопасность Енисейска, Томска, Кузнецка – мест уже обжитых и важных для Москвы.

 

Он выбрал место для нового острога в четырех днях конного пути от Енисейска, у северного рубежа собственно киргизских кочевий, на высоком плоском ровном мысу (стрелке), образовавшемся между устьем речки Изыр-су (Качи) и Енисеем. С юго-запада стрелка ограничивалась Черной сопкой (Афонтовой горой), поросшей, как и сам мыс, сосновым лесом. Левый берег Качи - высокий, из красных мергелей - круто поднимался вверх, образуя живописную гряду. Около десятка островов с заливными лугами и кустарниками находилось близ устья Качи. По правому берегу Енисея против выбранного под острог урочища, которое Дубенский назвал «Красным» по цвету обрывистого берега и красивому месту, тянулись Куйсумские горы, покрытые лесом. Речная терраса Енисея между горами и берегом была благоприятна для хлебопашества и разведения скота.

 

Сделанный Дубенским чертеж был отправлен в Тобольск, а вскоре с его копией в Москву отбыл и сам автор. Яков Игнатьевич Хрипунов, посылая своего дальнего родственника в столицу, правильно рассчитал, что в случае положительного решения вопроса о строительстве острога лучшего исполнителя, чем Дубенский, трудно будет найти. Так оно и вышло. Хотя «городчиками» обычно назначали более знатных дворян, царь Михаил Федорович Романов с думными боярами в нарушение местнического порядка определил к новому «острожному ставлению» на Енисее наиболее сведущего в этом вопросе Дубенского.

 

Только в 1627 году, то есть через два года после первого указа Москвы, его экспедиция выступила из Тобольска на 16 дощаниках, пяти лодках и одном струге. Вместо назначенных 500 (позднее 400) служилых людей удалось набрать по сибирским городам лишь 303 человека, в том числе трех атаманов, шесть пятидесятников, 24 десятника и 270 рядовых.

 

Добравшись с большими трудностями и лишениями до Енисейска, экспедиция после весеннего ледохода с 17 мая 1628 года (здесь и далее - даты по старому стилю) стала подниматься вверх по Енисею. Почти через два месяца пути, к середине июля, флотилия, состоящая из тринадцати дощаниках и трёх стругах, пристала к широкой песчаной отмели, образовавшейся при впадении Качи в Енисей.

 

Из разобранных лодок сразу же был поставлен городок. Рядом, на левом берегу Качи, на самой высокой точке сопки Кум-Тигей (ныне Покровская) была установлена караульная башня.Местное население встретило казаков мирно. Князёк племени аринов Татыш привёз казакам черемшу, ревень, молоко и мясо.

 

В первые годы существования острога его называли Новокачинский. Это свидетельствует о том, что до Красноярска, в районе Качи, уже существовало русское поселение. То ли это было зимовье, то ли пункт сбора ясака. Но имя «Новокачинский острог» не прижилось. И спустя несколько лет «Красный яр», придуманное Дубенским, стало использоваться всеми жителями как единственно верное.

 

До установления точных границ уездов многие сибирские остроги конкурировали друг с другом за территории, с которых брали оброк. Снабжение Красноярского острога шло через Енисейский. Конкуренция была жёсткая. Весной 1629 года красноярский атаман Иван Кольцов едет в Енисейск за хлебом. Но ему в помощи было отказано. Вернувшегося без продовольствия в Красноярск атамана, голодные казаки убили, а тело сбросили в Качу. Новый енисейский воевода Аргамаков писал в Москву о бесполезности Красноярского острога. В доказательство приводил цифры: в 1629 году Красноярский острог собрал ясака всего на 170 рублей, а его же острог - на 5 000 рублей в год! Такие жалобы не остались не замеченными и Андрея Ануфриевича вызвали в этом же году в  Москву для судебного разбирательства.

 

1 августа 1630 года столица поспешила издать указ, которым разрешалось ликвидировать Красноярск. Но из-за бесконечных набегов кочевников на Енисейск и другие города через два года решение об упразднении Красноярска было отменено. Андрей Дубенский уехал из созданного им острога через год. В итоге суда истина была установлена, и он оправдан.

 

С помощью Томска и Кузнецка и усилиями Якова Хрипунова истина довольно быстро была установлена, но царь Михаил Романов и боярская дума остались недовольны незначительным количеством ясака, поступавшего в первые годы из Красноярского осторга. Поэтому Дубенский, получив звание дворянина, оказался в Курмыше, где до 1635 года унаследовал от бездетного брата Ивана его поместье. Кроме того, согласно писцовым книгам Владимирского уезда 1636-1643 годов, он являлся мелким вотчинником Владимирского уезда, владея третью родового села Заболово (Заболотье). Его доля состояла всего из четырех дворов с 16 крестьянами и бобылями и 100 четей (50 десятин) земли, в том числе «живущей», то есть засеваемой пашни имелось «полосьмины с получетвериком», что составляло около 13 соток.

 

Опытный и много повидавший бывший красноярский воевода сразу занял видное место среди местных дворян. Так, уже летом 1631 года он выступил от их имени против бесчинств, которые творили расквартированные в Курмыше для пограничной охраны «солдаты» частей «иноземного строя». Сохранилось подлинное заявление, а точнее, «явка» об этом от 18 июля 1631, поданная им самим через три дня курмышскому воеводе на имя царя Михаила Федоровича.

 

По выбору Андрей Дубенский продолжал периодически служить в столице. Его последняя, известная по источникам, служба — защита в 1633 году Москвы. В случае набега крымских татар этот уже не взятый в полевую походную службу под Смоленск, а значит, пожилой потомственный служилый человек отвечал за оборону одной из башен между Покровскими и Яузскими воротами, имея под своим началом отряд стрельцов и народных ополченцев.

 

Судя по тому, что в конце 1650-х - начале 1660-х годов поместье его умершего до 1636 года родного брата Ивана в разных налоговых документах Курмышской приказной избы уже было закреплено за единственным сыном Андрея Иваном, основатель Красноярска умер где-то до конца 1650-х годов. Его два внука, Богдан и Любим, по косвенным данным, с тех же курмышских земель деда служили в пешем полку «иноземного строя». К 1679 году каждый из них носил офицерский чин поручика. Любим умер бездетным, а отстаршего Богдана осталось два сына - Иван да Александр. Сам Богдан в петровское время (1704-1709 гг.) служил воеводой в городах Валуйки и Хатмыжск. Воеводские должности во времена Елизаветы Петровны занимал и его сын Александр. По прямой мужской линии род Андрея Дубенского пресекся в конце XVIII века, так как сыновья Ивана и Александра - соответственно Николай и Иван, умерли бездетными.

 

 

Источники: Быконя, Г. Ф. Андрей Дубенский — основатель Красноярска, — Второе, исправленное и дополненное издание, Красноярск,2008; Второе, исправленное и дополненное издание вышло в 2008 г.; Быконя, Г.Ф. Острог у Красного яра // Красноярск в дореволюционном прошлом. XVII-X1X века / Г.Ф. Быконя, В. И. Федорова, Л. П. Бердников.— Крас-ноярск : Изд-во Красноярского ун-та, 1990; Быконя, Г.Ф. История Красноярска: Документы и материалы XVII — первой половины XIX века / Сост. и автор комментариев Г.Ф. Быконя.— 2-е изд., доп. и перераб.— Красноярск: Офсет, 2000.—С. 3-49. Красноярск: от прошлого к будущему: Очерки истории города / Ред. Коллегия Г.Ф. Быконя, В.В. Куимов, П. И. Пимашков, В.И. Федорова.- Красноярск :РАСТР, 2013.

В Красноярске в честь Андрея Дубенского названа одна из улиц города и установлен памятник.

 

 

Другие материалы в этой категории: « СУРИКОВ Василий Иванович Тойво Ряннель »

Kraskompas.ru – информационный и иллюстративный портал о городе Красноярске. Достопримечательности, места отдыха, культура, история, личности, описание и история улиц и районов города, фото- и видеоматериалы о прошлом и современном Красноярске. Описание окрестностей города.

© 2014-2018 г., КрасКомпас.РФ

Яндекс.Метрика